Шкура неубитого бюджета

О налоговой политике Томской области в 2019 году.

Компании:

К местным бюджетам у нас принято относиться двояко.

С одной стороны, за ними закрепилась репутация бездонных источников для воровства, знаменитых «распилов» и финансирования интересов приближенных к нужным телам лиц. С другой – сам термин «бюджетный» намекает на некие жесткие финансовые ограничения.

В сопроводительных документах к проекту областного бюджета на следующий и (в плановом порядке) на два последующих года, общая цель обозначена весьма прямолинейно.

«Целью бюджетной политики Томской области на 2019-2021 годы, исходя из преемственности цели бюджетной политики на 2018-2021 годы, является обеспечение долгосрочной сбалансированности и устойчивости региональной финансовой системы».

Процесс замыкается сам на себя, главной целью управления областными финансами является обеспечение устойчивости этих самых финансов. Не развитие областной экономики и софинансирование крупных (быть может, даже национальных) проектов, не содействие своевременному и качественному исполнению социальных программ, а самая банальная кудринщина. Поэтому, когда вам в очередной раз захочется громко высказаться в духе «За что я плачу налоги?», сосчитайте до трех и вспомните предыдущий абзац. Вы платите их (точнее их «региональную» часть) ради сбалансированности и устойчивости местной финансовой системы.

Налоговая политика на уровне региона наследует этот принцип.

«Основными целями региональной налоговой политики являются обеспечение устойчивости бюджетной системы, создание предсказуемой налоговой политики, направленной на стимулирование предпринимательской и инвестиционной активности, упорядочение системы существующих налоговых льгот.
Важнейшим фактором проводимой налоговой политики является необходимость поддержания сбалансированности бюджетной системы Томской области, обеспечение исполнения условий Соглашений о реструктуризации задолженности Томской области перед Российской Федерацией по бюджетным кредитам».

Вкратце это значит, что область, занимаясь обеспечением устойчивости своей финансовой системы, набрала долгов. С их реструктуризацией области помог федеральный уровень, но и реструктурированные бюджетные долги нужно как-то возвращать. Именно поэтому необходимо еще какое-то время позаниматься поддержанием сбалансированности бюджетной системы Томской области. Зачем? Как минимум для того, чтобы заиметь возможность взять новый кредит.

«Планомерное сокращение объемов добычи нефти на территории Томской области (с 11,9 млн тонн в 2012 году до 9,9 млн тонн в 2017 году) с учетом изменившихся экономических условий требует совершенствования регионального налогового законодательства, направленного на привлечение средств в геологоразведку и реализацию на территории крупных инвестиционных проектов организациями нефтяной и газовой отраслей.
В планируемом периоде предполагается сохранить политику предоставления налоговых льгот, но только при условии наличия реального экономического, бюджетного или социального эффектов».

Цепляться к словам – нехорошо. Оставлять без внимания официальные заявления такого характера – еще хуже.

То, что объемы добычи в области будут падать, стало известно отнюдь не вчера. И про необходимость «совершенствования регионального налогового законодательства» недропользователи открыто говорили еще до «изменившихся экономических условий». Отрывок из публикации той же «Газпром нефти», критиковавшей местный налоговый и инвестиционный климат, мы приводили совсем недавно. Ну и в третьих, что значит вот это вот «только»? Значит раньше бывало не только? Льготы – то есть выпадающие доходы – «созидались» вне расчета на всякий экономический, бюджетный или социальный эффект?
Вопрос о реформировании налога на прибыль организаций будет рассматриваться после оценки эффективности налоговых льгот по итогам 2017 года – пока результатов этой оценки в открытом доступе нет (недавно мы публиковали данные за 2016 год), поэтому и с прогнозами на этот счет все обстоит достаточно туманно.

В части НДФЛ областные власти обещают протекционистские меры, направленные на смягчение ситуации с занятостью. Речь идет о стоимости «миграционного» патента, составляющей 3 500 рублей в месяц и высчитываемой исходя из так называемого регионального коэффициента (у нас он равен 1,729933).

«В последующие плановые периоды данный коэффициент подлежит пересмотру, исходя из приоритетного права российских граждан на замещение свободных рабочих мест, целесообразности привлечения в экономику региона дополнительных трудовых ресурсов с последующим вытеснением низкоквалифицированной иностранной рабочей силы».

Коснется это – в том числе по направлению «финансовой устойчивости» – таких отраслей как строительство, промпроизводство, общепит и торговля.

По направлению имущественных налогов обещана активизация работы, связанной с определением фактического использования объектов недвижимости. Проблема – старая. Государство хочет оценивать административно-деловые центры, торговые центры, офисные помещения, объекты общественного питания и бытового обслуживания по кадастру. Бизнес, окопавшийся в опустевших производственных корпусах, считает иначе – и владельцы этих корпусов ему всячески в этом помогают.

«С целью доведения налоговой нагрузки до средних значений среди регионов Сибирского Федерального округа на территории Томской области в два этапа: 2017, 2018 годы были повышены ставки по транспортному налогу. В планируемом периоде будет продолжена работа по мониторингу и анализу целесообразности дальнейшей корректировки ставок и льготных условий по налогу».

А вот это, между прочим, весьма показательный момент – здесь область попросту прикрывается неким средним по Сибири показателем ставки. Иных аргументов для ее повышения уже как бы и не надо.

Теперь к самому главному.

«На территории Томской области действуют одни из самых низких ставок по налогу, взимаемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения (15%, 10%, 7,5%, 5% для системы «доходы-расходы»; 6%, 4,5% для системы «доходы»).
Льготные ставки не носят целевой направленности для налогоплательщиков, осуществляющих деятельность на территории области. Отсутствие обязанности налогоплательщиков направлять высвободившиеся средства на развитие собственного производства, создание новых рабочих мест, повышение заработной платы работникам, не оказывает влияния на стимулирование экономического роста Томской области.
В целях совершенствования налогового законодательства в планируемом периоде будет проведен анализ целесообразности действия пониженных ставок налога, в зависимости от категории налогоплательщиков и видов предпринимательской деятельности, и проведена корректировка региональных налоговых ставок.
По данному вопросу планируется провести публичные консультации с экспертным сообществом, Уполномоченным по защите прав предпринимателей Томской области, Союзом «Томская торгово-промышленная палата».

Судя по всему, томский малый бизнес все-таки собираются четко ранжировать по критерию «А чем ты можешь быть полезен нашей отчетности?» Легитимирующими процедурами – как это обычно и происходит – назначены некие публичные слушания. Предпринимателей, конечно же, можно было бы призвать обратить внимание на все эти поползновения, однако вряд ли это кончится чем-нибудь действительно путным. Поголосить на тему «нас опять никто не захотел слушать» постфактум – это да, это святое.

«Будет продолжена постепенная легализация сферы потребления путем внедрения системы онлайн-передачи данных о розничных продажах на основе применения специальной контрольно-кассовой техники. На основании анализа роста регистрируемой выручки будет принято решение о масштабах распространения на территории Томской области действия системы онлайн-передачи данных.
Планируется пересмотреть стоимость патентов с учетом существующей потребности данного режима налогообложения и экономической ситуации в Томской области».

В Канаде легализуют марихуану, у нас – сферу потребления, и в обоих случаях определенно есть нечто сюрреалистическое. Ну и стоимость патента также планируется пересмотреть, не забудьте об этом, планируя бизнес хотя бы на полгода вперед.

Компании:

Читайте также: